+ 7 (499) 346-73-03
+ 7 (8422) 73-70-01
info@ulregion.com
Лучший регион
для инвестирования

ВЕДОМОСТИ. Развитие: Корпорация развития как промышленный девелопер. Сергей Васин, исполнительный директор Корпорации развития Ульяновской области

16.01.2013

(Стенограмма выступления Васина С.Н. в рамках дискуссии на конференции «Лучшие практики B2B продвижения инновационной продукции», проведенной газетой «Ведомости» 20 ноября 2012 г. в Москве).

- Наш пример родился в Калуге. В 2007 г. я, будучи чиновником областной администрации, директором департамента инвестиций, приезжал в Калужскую область, когда только начинал строиться Volkswagen. Мы опыт изучали и его применили.

- Но понятно, что в каждом регионе могут быть отличия. У нас это отличие есть. В Калужской области три структуры, которые занимаются привлечением инвестиций и созданием соответствующих условий. Это региональное правительство, агентство развития и корпорация. Плюс еще дочернее общество в виде соответствующей управляющей компании. У нас две структуры — правительство и корпорация. Функции агентства развития и корпорации развития совмещены в корпорации.

- Успех нашей деятельности зависит от оценки двух центров: учредителя — правительства области и клиента, с которым мы работаем, т.е. инвестора. И поэтому задачи корпорации раскладываются: то, что мы должны сделать для региона, и то, что должны сделать для инвесторов. Поэтому мы встаем на позицию обоих.

- С позиции инвестора мы понимаем, что для него главное — сократить сроки реализации проекта, уменьшить издержки на преодоление административных барьеров, взаимодействие с сетевыми организациями, уменьшить инвестиционные затраты, т.е. сократить на инвестиционном цикле свои финансовые вложения. Наша деятельность похожа на то, что делает та же корпорация Калужской области. В частности, мы выполняем функцию промышленного девелопера: создаем площадки для инвестиционных проектов, занимаемся поиском инвестора и сопровождаем его на всех стадиях.

- Если говорить о выгодных условиях для размещения, то здесь корпорация как основная структура, которая взаимодействует с инвестором, выступает инициатором законодательных изменений.

- Регионы, где нет особых экономических зон (у нас имеется особая портовая зона, но она до последнего времени была не для промышленных предприятий), вынуждены постоянно с такими зонами конкурировать. И хотя тут говорилось, что, наверное, не надо конкурировать льготами, — мы все равно вынуждены. Если рядом есть поляна, практически освобожденная от всех налогов, ты вынужден все равно постараться предоставить подобные льготные пакеты для инвесторов.

- Льготы, наверное, действительно не самое важное. Важное — это получить площадку, которая полностью обеспечена инфраструктурой, подведенными дорогами. При этом не нарваться на правовой риск, что очень часто бывает. У наших соседей в других областях иностранные инвесторы уже с этим сталкивались. И здесь как раз удобна такая форма, как корпорация развития в виде акционерного общества, которая может владеть землей, может купить эту землю совершенно по прозрачной юридической процедуре, провести due diligence в компании с мировым именем, чтобы инвестор получил уже готовую землю, минуя предварительное право аренды и торги (иностранным компаниям этот механизм не всегда понятен). Просто заключается договор купли-продажи, предоставляется правовая история, результаты геологических и других изысканий, подтверждающих, что эта земля действительно пригодна для промышленного строительства. Плюс она обеспечена инженерной инфраструктурой. То есть мы исключаем прямое взаимодействие инвестора с сетевыми организациями. Я думаю, все знают, какие тут могут возникнуть подводные камни.

- Все необходимые мощности инвесторы получают либо напрямую от корпорации развития, либо мы за них получаем технические условия.

- Взаимодействие с инвестором начинается с момента его первого прихода в регион: это организация любых контактов, которые требуются. Как правило, мы сами из опыта знаем, с кем лучше организовать контакты, чтобы инвесторы получили всю необходимую информацию. Или напрямую предоставляем информацию от корпорации — опять же, чтобы не перетруждать инвестора.

- В поиске партнеров мы так же, как Калуга, не навязываем никакие проектные и подрядные организации. Но поскольку иностранные компании часто приходят, вообще не имея опыта работы в России, мы создаем вместе с ними единую рабочую команду (представители правительства области, корпорация развития, инвестор, генпроектировщик, если к этому времени у них выбран) и разъясняем все реалии, с которыми они могут столкнуться. В том числе и с недобросовестными подрядчиками, которые могут появиться даже в результате тендерных процедур. Здесь, как правило, мы вместе с ними, помогаем им выбирать. Еще раз повторяю: не навязывая контрагентов.

- Если говорить об оценке со стороны правительства области, понятно, что оценка корпорации — это количество привлеченных инвесторов, успешно реализованные индустриальные парки — построенные промзоны, в которых присутствует необходимая инженерная инфраструктура. На корпорацию должна ложиться функция структурирования проектов, потому что часто в в региональных администрациях нет подразделений, которые этим могли бы заняться. Сюда сначала входит составление бизнес-плана, взаимодействие с банковскими структурами — Внешэкономбанк сейчас очень активно включился в финансирование индустриальных парков, идет разработка соответствующего продукта у Сбербанк. Дальше — разработка проекта планировки территории, чтобы исключить ошибки при размещении в будущем предприятий, учесть санитарно-защитные зоны, близость жилья, внутреннюю компоновку объектов инвесторов, проектирование сетей и непосредственно само строительство. Строительство может финансироваться как через корпорацию, так и через областные целевые программы на конкурсной основе.

Поскольку мы накопили определенную компетенцию, региональная власть использует нашу корпорацию развития при обсуждении стратегических вопросов, в разработке крупных проектов. Очень часто именно корпорация развития выступала инициатором проектов на инкубационной стадии. Такой проект у нас был — нанотехнологический центр. Когда мы готовили заявку, выиграли конкурс «Роснано», и сейчас этот центр — наша дочерняя структуры. Мы ведем строительство административных, лабораторных, производственных корпусов наноцентра. Также проект особой экономической зоны. Мы разрабатывали заявку, выиграли конкурс и до какой-то стадии вели проект особой [портовой] экономической зоны.